Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Противодействие цифровым угрозам, современному рабству и опасностям для детей

Контентные и коммуникационные угрозы в мобильном Интернете

Коммуникационные опасности для детей – пользователей современных мобильных телефонов представляют собой «сплав» из тех угроз, что были свойственны для «эпохи обычных телефонов», и угроз от компьютерной коммуникации. Разновидность последних представляют собой контентные угрозы, в основном дублируя те из них, что характерны для использования настольных компьютеров.

От стационарных телефонов в мобильные перетекло классическое «телефонное хулиганство», причем в своей обыкновенной форме. Как правило, под этим подразумевают либо «злобные розыгрыши» по телефону, либо обычное «телефонное хамство». «Должную» форму «анонимности» таким хулиганам обеспечивает давно существующая функция «антиопределителя номера», сводящая степень анонимности звонящего к уровню «доцифровой эпохи». В качестве инструмента могут использоваться и текстовые сообщения, отправляемые с сайта мобильного оператора.

Как правило, подобным «телефонным хулиганством» занимаются другие дети – то есть сверстники жертв. Впрочем, в их исполнении «телефонное хулиганство» может приобретать и гораздо менее безобидные формы. Настоящим бичом правоохранительных органов стали «анонимные» звонки школьников о якобы заложенной где-то бомбе – особенно дети любят «минировать» таким образом школы перед контрольными или экзаменационными работами. Как правило, дети воспринимают подобные выходки либо как забавную шалость, либо как способ безнаказанно подшутить – они полагают, что при телефонном звонке они остаются анонимны. Однако они почему-то забывают о том, что контрольную работу отменить таким образом нельзя – она все равно состоится, но чуть позднее. Впрочем, гораздо серьезным последствием можно назвать то, что такая «шутка» - вообще-то не шутка, а преступление, называющееся «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма». Подобные детские «шутки» весьма опасны и для родителей «шутников» - не имея возможности серьезно наказать малолетнего «шутника», правоохранительные органы зачастую стали возбуждать уголовные дела в отношении его родителей, обвиняя их в ненадлежащем исполнении своих родительских обязанностей по воспитанию ребенка. Также у правоохранителей есть возможность взыскать в судебном порядке расходы, понесенные на антитеррористическое реагирование по такому «шутливому звонку» - а расходы эти весьма немаленькие, если учесть количество сотрудников и оборудования, которое задействуется при террористической угрозе. Эти расходы взыскиваются опять же с родителей ребенка, при этом речь может идти о десятках тысяч рублей, а то и о шестизначных суммах.

«Анонимность» при телефонном звонке является абсолютным мифом – при необходимости правоохранительные органы имеют все возможности установить, с какого номера поступил звонок, а также кто именно разговаривал (к примеру, при звонке в полицию разговоры записываются). Имеется возможность установить, в каком месте находился сотовый телефон в момент совершения конкретного звонка – то есть по сравнению с телефоном-автоматом мобильник отнюдь не является «более анонимным» средством. Некоторые хитрые дети, знающие о потенциальной ответственности за такой заведомо ложный звонок, пытаются придумывать «правдоподобные» истории, которые будто бы позволят им избежать ответственности – например, о виденном ими «подозрительном незнакомце». Однако при современном развитии «цифровых технологий» эти истории стало легко проверить, и следователю стало довольно легко установить, что такого «таинственного незнакомца» никогда не было. Довольно известна история о школьнице из подмосковного города Мытищи, не прибывшей вовремя домой из Москвы и сообщившей, что якобы она была высажена из маршрутного такси водителем за неоплату проезда – проверявшим историю сотрудникам Следственного комитета удалось установить, что девочка просто обманывает и родителей, и правоохранителей.

Разновидностью телефонного хулиганства является киберунижение через Интернет-коммуникационные сервисы, в первую очередь онлайн-мессенджеры. Поскольку мобильный гаджет всегда при ребенке, и он нередко выходит через него в Интернет, он нередко коммуницирует с мобильного устройства не через «классические» телефонные сервисы, а именно через Интернет. Киберунижение, как правило, представляет собой злобное высмеивание, оскорбление, унижение достоинства, распространение порочащей ребенка информации, и оказывает крайне сильное негативное воздействие на ребенка – вплоть до провокации суицида. Оно может происходить в личной коммуникации, но может быть и публичным – причем в последнем случае может иметь место рассылка  некоей порочащей или оскорбляющей ребенка информации по контактам тех, с кем унижаемый регулярно общается. Киберунижение может иметь место на любом коммуникационном сервисе в Сети – от онлайн-мессенджера до социальной сети.

Главный совет против киберунижения одинаков, независимо от того, при помощи какого устройства ребенок выходит в Интернет. В первую очередь нужно прекратить общение с тем, кто занимается киберунижением. Для начала его следует занести в «черный список», что исключает получение сообщений от этого адресата. Функция «черного списка» применима и к телефонным номерам, не говоря уже о чатах, онлайн-мессенджерах и социальных сетях. Если же распространение унижающей информации происходит публично, есть смысл обратиться к администрации сервиса (форума, социальной сети и т.п.) с требованием удалить такой контент из публичного доступа. Взрослый киберхам (начиная с 16-летнего возраста) может быть привлечен также как к административной, так и к уголовной ответственности – вопреки традиционному мифу об «анонимности» в Сети, установить его довольно несложно, даже при использовании им так называемых «анонимайзеров».

Что касается контентных угроз, то к ним в первую очередь относится потребление ребенком контента, негативно влияющего на его психику, мировосприятие и систему ценностей. Речь идет о контенте, развивающем склонность к насилию, о порнографии (в том числе детской), о склонении детей к потреблению алкоголя или наркотиков и о вовлечении детей в преступные и хулиганские группировки. Специфика мобильного Интернета здесь в том, что ребенок нередко использует мобильный телефон для обхода домашних запретов на доступ к тем или иным сайтам, сервисам или играм – поскольку в подавляющем большинстве случаев каких-либо средств ограничения доступа в сеть (в просторечии «фильтров», хотя это название не совсем корректно) на мобильных устройствах нет, и единственной защитой являются блокировки от сотового оператора (в рамках «детского тарифа» или общие, установленные федеральными законами). В отличие от домашнего компьютера, смартфон рассматривается в семьях как исключительно персональная, личная вещь, поэтому почти никаких шансов хотя бы случайно узнать об активности ребенка в мобильном Интернете у родителей также не возникает. В этой связи особенно следует обратить внимание на попытки груминга – персонального общения злоумышленников с ребенком в целях вовлечь его в что-либо опасное (от сексуальных отношений с педофилом до преступных сообществ). Персонализация мобильного устройства делает процесс такого общения исключительно личным, не подверженным родительскому наблюдению, поэтому опасные последствия могут стать для родителей неожиданностью – причем крайне неприятной.

Каких-либо специфических рекомендаций по защите от контентных угроз через мобильные устройства нет – все они одинаковы вне зависимости от того, выходит ли ребенок в Сеть через домашний компьютер, ноутбук, планшет или смартфон. В первую очередь в семье должна присутствовать атмосфера доверия между родителями и детьми – и установление такой атмосферы является в первую очередь задачей родителей. Нередко «поиск» ребенком «единомышленников» вызывался именно отсутствием понимания в ближнем круге общения, в первую очередь в семье – при этом, например, большинство педофилов на практике оказываются хорошими психологами, грамотно завоевывающими доверие психологически одиноких детей. Второй элемент детской контентной безопасности – это формирование позитивной альтернативы, то есть предоставление детям интересного развивающего, развлекательного и обучающего времяпровождения, как в Интернете, так и в оффлайне. Фильтрационные меры, то есть полагание исключительно на программно-технические средства ограждения доступа к контенту, на практике оказываются если не самоуспокоением, то как минимум паллиативом – потому что, как показывает практика, целеустремленный ребенок обязательно найдет способ обойти родительский запрет. Тем не менее оградить ребенка от противоправного контента на мобильных устройствах также можно. Во-первых, начинают появляться комплексные защитные решения для мобильных устройств. Во-вторых, уже несколько лет на рынке присутствуют «детские мобильные тарифы» с серьезным ограничением «взрослого» функционала, которые в значительной мере все же выполняют «оградительную» функцию – правда, зачастую лишая ребенка любых бонусов мобильного Интернета.

Оставить комментарий

Пока никто не оставил комментариев.

Пропал ребенок!

сообщить

Жестокое обращение!

сообщить

Противоправный контент!

сообщить

Линия помощи!

сообщить

Организаторы

  • Региональный общественный центр Интернет технологий
  • Общественная Палата
  • Сопротивление
  • Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

При поддержке

To Top