Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Противодействие цифровым угрозам, современному рабству и опасностям для детей

Опросы в Интернете: насколько можно им верить?

Сейчас невозможно представить себе ни одного дня, когда бы в новостных лентах не появилось сообщение о результатах какого-либо опроса «общественного мнения» - будь то опрос про использование шампуня или рейтинг политических партий. При этом в последние годы все чаще и чаще опросы проводятся через Интернет. Отношение к подобной интернет-статистике разное – от безусловного доверия цифрам до безусловного отрицания информации под предлогом ее недостоверности. В результате актуальными становятся два вопроса: действительно ли роль Интернет-опросов так важна, и может ли опрос в Сети представлять какую-то угрозу?

В общем и целом, опросы, проводимые в Интернете, подчиняются все тем же законам социологии, что и опросы на улице. Разницу в опрос приносят технические средства, в нашем случае Интернет – его возможности, преимущества и потенциальные риски. И если законы социологии в Сети никто не отменял, то вот инструменты опросов в цифровую эпоху вполне позволяют «почувствовать разницу». В том числе и в восприятии результатов таких опросов.

Социологический опрос, как известно, может проводиться в разных целях. Чисто научных, маркетинговых, рекламных, политических. Он может касаться прошлого (скажем, как люди восприняли ту или иную новинку), настоящего (как они воспринимают некое явление) или будущего (что они хотят получить или увидеть). Однако в зависимости от целей опроса его результаты могут быть опубликованы или, наоборот, оказаться закрытыми. Ярчайший пример опроса с закрытыми результатами – маркетинговое исследование, когда производителю или дистрибьютору нужна реальная картина применительно к некоему товару, чтобы что-то изменить в производстве, распространении, цене или рекламе. Если такое исследование строится на опросе клиентов или потребителей, оно вполне подчиняется законам соцопроса.

Однако в новостных лентах нам попадаются исключительно опросы с публичными результатами – иначе бы просто не возникло такой новости. И главная цель публикации результатов – отнюдь не информационная, а рекламная и пропагандистская (что, в общем-то, одно и то же). Проще говоря, задача состоит в том, чтобы убедить читателей, что столько-то сограждан поддерживают – или не поддерживают – нечто определенное или не очень определенное, одобряют или не одобряют, хотят или не хотят. Цифры же должны повысить доверие читателей к озвученному тезису, ведь математика слывет наукой точной.  Соответственно, прочитавший результаты опроса читатель должен соответствующим образом себя повести – купить или не купить, проголосовать или не проголосовать, скачать или не скачать, и так далее. Все просто.

Проблема в том, что таким опросам есть слишком много оснований не доверять. Причем и в оффлайне, и в Интернете.

Главная претензия к любому опросу – это так называемая «репрезентативность». То есть насколько хорошо при опросе была охвачена та аудитория, от имени которой подаются результаты. Насколько равномерно – по возрасту, убеждениям, предпочтениям, доходам и так далее. И, само собой, насколько много людей было опрошено, чтобы судить по этому опросу о настроениях социальной группы.

В оффлайне реальная репрезентативность опроса зависит от возможностей и добросовестности его организаторов. К примеру, некоему агентству надо получить представление о позиции некоей целевой группы из всех субъектов Федерации, причем посредством очного анкетирования. Будут ли все регионы охвачены равномерно в плане опрошенных – будет зависеть от физических возможностей социологического агентства провести опрос в этом регионе. Интернет же эту проблему снимает – правда, только теоретически.

Пожалуй, единственный плюс оффлайновых опросов перед онлайновыми – в том, что анкетирующий лично видит потенциальных и фактических участников своего вопроса. В Интернете же персонаж анонимен полностью, по крайней мере применительно к опросу, и может выдать себя за кого угодно. Правда, переоценивать этот Интернет-фактор тоже не следует. Как известно, соцопрос анонимен, поэтому даже при очном анкетировании узнать, сказал ли человек правду о своих «установочных данных» (то есть живет ли он в этом городе, какой доход он имеет, в какой сфере работает), практически невозможно. Единственное, в чем более-менее может быть уверен анкетирующий в оффлайне – это возраст респондента. При Интернет-опросах мы не можем быть уверены и в этом. Конечно, географическую привязку респондентов к региону теоретически можно проверить через их IP-адреса, но – если даже не вспоминать про тайну связи – как быть с анонимайзерами, набирающими все большую популярность среди вполне обычной онлайн-аудитории?

С другой стороны, онлайн-опрос обычно проводится в форме голосования, и поэтому не имеет лимитов по числу опрошенных. В оффлайне же обычно опрашивают строго определенное количество людей, стремясь обеспечить их репрезентативность по возрасту, доходу и местожительству. Если опрос малорепрезентативен, то картина от такого опроса получится крайне неточная и больше подверженная случайностям. Например, очень тяжело судить о политических предпочтениях всей России по 1600 опрошенных (традиционная выборка ВЦИОМ) – это в среднем 20 человек на регион.  Впрочем, по опросам на сайтах небольшой посещаемости, где свое мнение оставили 100-200 человек «за всю Россию», судить на этот счет еще сложнее. А вот если опрашивается некая «точечная» аудитория, например чисто экспертная, такого количества респондентов вполне хватает.

Конечно, есть такая хорошо известная угроза, как «накрутка» - способность «нагнать» определенные голоса в тот или иной онлайн-опрос компьютерными способами, не видными для обычных зрителей. Очень часто (и зачастую необоснованно) популярные онлайн-голосования обвиняют в этой самой «накрутке». Но нужно помнить, что эта проблема пришла в онлайн-опросы из оффлайна – где недобросовестные люди так же легко могут фальсифицировать количество опрошенных и результаты опроса…

Не меньше, а то и больше, доверяемость результатов опроса зависит от того, где и в каких местах этот опрос проводится. Причем это одинаково характерно и для оффлайновых опросов, и для онлайновых. К примеру, проводя опрос в магазине премиум- или эконом-сегмента, удастся опросить соответствующую этому магазину целевую аудиторию, но вот другие целевые аудитории окажутся неохваченными – и результат получится искаженным. Для Интернета, вроде бы доступного всем и каждому, это тоже характерно. Ибо опрос в подавляющем большинстве случаев проводится на определенном сайте – а он, как ни крути, имеет тоже свою специфическую аудиторию. Со своими предпочтениями, желаниями и возможностями. Поэтому в зависимости от аудитории различных сайтов результаты измерений могут оказаться совершенно противоположными. Особенно ярко это заметно по опросам на общественно-политические темы, причем проводимым не на сайтах политических партий или движений (там-то все понятно), а, к примеру, на порталах СМИ. Поэтому, скажем, опрос «кто пройдет в Госдуму» на провластном СМИ отдаст большинство «партии власти», а точно такой же опрос на более критично настроенном СМИ даст той же самой партии голоса в районе проходного барьера.

Таким образом, большинство публикаций с результатами опросов «общественного мнения» представляют собой не научно-статистическу