Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Противодействие цифровым угрозам, современному рабству и опасностям для детей

2017 год: итоги цифровой безопасности

Традиционно в конце года подводятся итоги – формальные и неформальные, личные и профессиональные. Сфера детской и семейной безопасности в цифровом мире в последние годы в этом плане не исключение – тем более что процесс поддержания «цифровой безопасности» постоянен, как пока постоянны и угрозы этой самой безопасности. Что изменилось в плане защищенности детей и взрослых в цифровом мире в уходящем году?

Наиболее «звучащим» явлением контентной безопасности детей в начале года стали так называемые «группы смерти», или «синие киты». Популярности этой изначально маргинальной проблеме придали массовые публикации в газетах и столь же массовые телешоу, из-за чего фактически создалась новая «субкультура» и подобные группы стали множиться как грибы после дождя. При этом циркулировали совершенно различные цифры жертв «групп смерти» - некоторые оценки превышали вообще число детских суицидов. По сути, непродуманная подача материала журналистами спровоцировала массовую истерию. Тем не менее, во всем мутном потоке информации, сопровождавшем это явление, было одно рациональное зерно – само явление «групп смерти» стало возможным только потому, что в России не была установлена ответственность за склонение к суициду. Именно этим в ударном порядке и занялись – отдельные депутаты, правоохранительные ведомства, Уполномоченный по правам ребенка, отдельные общественные организации. Многочисленные проекты законов, закрывающих «дыру», были сведены воедино под эгидой вице-спикера Госдумы Ирины Яровой, и 7 июня 2017 года Президент подписал закон о внесении соответствующих изменений в Уголовный кодекс. Еще до этого, весной, социальные сети начали «отлавливать» соответствующие группы в «ручном режиме». В итоге к концу года о, казалось бы, грозном явлении стали вспоминать разве что историки Интернет-безопасности.

Еще одна важная законодательная инициатива «прошла» несколько быстрее, хотя на фоне «групп смерти» и не была столь резонансной. Речь шла об еще одной правовой «дыре», существовавшей с 2012 года – дело в том, что закон о возрастной маркировке информационной продукции не распространялся на контент в Интернете. В итоге родитель легко терялся при выборе контента для ребенка, даже набирая вполне «детский» по смыслу запрос – сложно понять, подходит ли некий мультик для трехлетнего ребенка. Основная проблема в этом плане была связана как раз с видеохостингами – и именно применительно к ним «дыру» заткнули в первую очередь. 1 мая 2017 года Президентом РФ был подписан соответствующий закон. Правда, работа на этом не кончается – ведь в Сети есть не только контент на аудиовидеохостингах, и его тоже потребляют дети…

Обе вышеуказанных инициативы связаны с работой Общественного совета при новом детском омбудсмене Анне Кузнецовой – точнее, его Рабочей группы по информационной безопасности детей. Рабочая группа за год своей работы выдвинула целый ряд законотворческих и управленческих предложений, как сделать жизнь детей в цифровом мире более безопасной и позитивной – и даже попыталась заложить некоторые основы безопасности на перспективу. В частности, были разработаны предложения по дальнейшему ограждению детей от неподобающего контента, поддержке позитивного контента, а самое главное – обучению специалистов принципам информационной безопасности. Часть предложений уже реализуется, эффект от других проявится в следующем году.

Главным же событием в масштабах страны следует признать провозглашение Десятилетия детства – новой стратегии по защите детей, приходящей на смену Национальной стратегии 2012-2017 годов. Указ о провозглашении Десятилетия детства был подписан Президентом России 29 мая 2017 года, и с этого момента началась подготовка предложений в План первоочередных действий в рамках новой стратегии, рассчитанный на три ближайших года. Проект Плана касается и информационной безопасности детей – там присутствуют «обеспечение безопасной информационной среды в образовательных организациях», поддержка информационно-просветительской деятельности, развитие работы «горячих линий» по приему сообщений о противоправном контенте, а также господдержка позитивного контента и производство фильмов и мультфильмов для детей. Выполнение ряда пунктов Плана намечено уже на 2018 год.

Продвижение технологии «интернета вещей» и роботизации заставило специалистов по информационной безопасности задуматься о том, какие проблемы в связи с внедрением «умных домов» могут ждать детскую безопасность. Изучение этих вопросов пока только начинается, но уже первые выводы, представленные европейскими коллегами, свидетельствуют о том, что проблемы будут. В первую очередь в плане управления «подключенными» устройствами и безопасности передаваемых ими данных. А вот на еще один тренд, связанный с роботизацией, обратили внимание специалисты по анализу противоправного контента – и связан он с куклами-роботами для «вполне определенных» целей. Куклы эти, как известно, становятся все реалистичнее и «умнее». И ничто теоретически не мешает начать выпуск таких кукол в «форм-факторе» детей и начать производство вполне определенного противоправного контента с ними. Более того, такой контент уже появляется. Однако, поскольку реальный пострадавший ребенок в таком контенте отсутствует, в затруднении оказываются даже полицейские – что делать с такими роликами? Проблемы нет в тех государствах, где криминализована сама тема интереса к сексу с несовершеннолетними – там детской порнографией считается все то, где присутствует нечто похожее на ребенка. Однако на такую резкую смену концепции готовы далеко не все страны, ибо сама концепция борьбы с детской порнографией строится на защите реальных пострадавших детей, и контент на «детскую» тему без участия реальных детей, по их мнению, физического вреда детям не наносит. Находить подход к решению проблемы, очевидно, предстоит многочисленным рабочим группам из полицейских, экспертов, а потом и дипломатов с юристами-международниками из разных стран – пока же можно предположить, что подобный контент скорее всего будет блокироваться, но приравнивать производство видеороликов с «куклами-подростками» к реальному нарушению половой неприкосновенности детей и выдавать за это головокружительные сроки вряд ли будут.

Конец года отметился явлением, на первый взгляд напрямую не связанным с детьми, но при более глубоком рассмотрении имеющем отношение к детской безопасности. Как известно, родители давно озабочены тем, чтобы знать, где в каждый конкретный момент находится ребенок. Однако подобное устройство, постоянно отсылающее сигнал о местонахождении обладателя, по российскому закону легко может потянуть на «спецтехсредство для негласного получения информации» и уголовную статью за его покупку. Прецедентов хватает – под «уголовку» в России попадают даже свободно продающиеся в Европе очки с видеокамерой или часы с ней же (при том, что Европа просто помешана на защите персональных данных и приватности). В итоге мобильные операторы были вынуждены предлагать системы «слежения» за детьми, основанные на трекинге местоположения мобильного телефона – но и эти решения балансировали на грани закона. Однако в ходе декабрьской «прямой линии» Президента один из таких случаев дошел до «первого лица» - которое существующей практике немало изумилось и дало соответствующие поручения. Уже сейчас Генпрокуратура проводит «ревизию» практики привлечения к уголовной ответственности покупателей таких «страшных спецтехсредств», как GPS-трекер для домашних животных. Есть основания полагать, что регулирование в части таких бытовых устройств будет смягчено, и родители смогут разнообразить арсенал устройств, позволяющих им знать, где в данный конкретный момент находится их чадо. А это значит возможность облегчить поиск многих будущих «потеряшек» - если, конечно, они не повысят меры своей осведомленности и не примут соответствующие меры (а такие случаи по сценарию фильма «Бумер» уже известны)…

Для европейцев чуть ли не главным трендом 2017 года стала адаптация к новым-старым правилам защиты персональных данных – GDPR (General Data Protection Regulations), штрафы за нарушение которых начнут накладывать с 25 мая 2018 года. Кстати, хотя документ и внутриевропейский, на самом деле действие его глобально – он обязателен для любых операторов персональных данных, обрабатывающих данные жителей Евросоюза, и грозит им за несоблюдение правил все теми же штрафами. Отныне оператор персональных данных должен будет весьма подробно рассказать, зачем требуются персональные данные, кто их будет обрабатывать и кому он их может передавать. Окончательно сформировалось право гражданина требовать удаления своих персональных данных – этому немало помог и судебный прецедент «права на забвение», которое отныне является частью системы защиты персональных данных. Применительно же к детям  главной новостью стало фактическое установление минимального возраста для самостоятельного заведения аккаунтов в соцсетях. Если точнее, то еврозаконодатель установил минимальный возраст, когда человек может сам давать осознанное согласие на предоставление своих персональных данных. А поскольку загрузка своих фото в соцсети именно этим и является, получилось так, что косвенно был введен минимальный возраст, когда человек может самостоятельно создавать аккаунт в соцсети. Причем «возраст согласия» по умолчанию определен в 16 лет – что и вызвало основную бурю. В итоге Брюссель вынужден был сделать послабление – предусмотрев, что национальными законами этот возраст может снижаться до 13. Тем, кто младше, формально иметь свои аккаунты не запрещено – однако им потребуется подтверждение от родителей. Как это подтверждение получать и, самое главное, как его верифицировать – станет головной болью соцсетей и прочих операторов персональных данных, ведь ответственность за «малолетних партизан» возлагается на них. В России этот вопрос формально не отрегулирован, а инициатива депутата Милонова ввести минимальный возраст для соцсетей подверглась всеобщей критике. Хотя, если исповедовать европейский подход, то у нас право распоряжаться своими персональными данными будет «по умолчанию» приходиться на совершеннолетие, то есть на 18 лет…

В общем и целом, можно сказать, что в 2017 году были заложены многие основы для тех решений в области цифровой безопасности детей, подростков и семей, которым предстоит «проявиться» в следующем году и далее. Что говорит о том, что в настоящее время данные вопросы стали явно рассматриваться системно и «на перспективу», замещая практику ситуативного реагирования. Так что, возможно, наша жизнь в плане цифровой защищенности  обретет ту самую «системность» и сформируется практика на десятилетия…

«НеДопусти!» - Центр безопасного Интернета - поздравляет всех с Новым 2018 годом и желает жизненных успехов, благополучия и безопасности для Вас и Ваших близких!

Оставить комментарий

Пока никто не оставил комментариев.

Пропал ребенок!

сообщить

Жестокое обращение!

сообщить

Противоправный контент!

сообщить

Линия помощи!

сообщить

Организаторы

  • Региональный общественный центр Интернет технологий
  • Общественная Палата
  • Сопротивление
  • Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

При поддержке

To Top