Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Противодействие цифровым угрозам, современному рабству и опасностям для детей

Работорговля или трудовые нарушения?

Проблема вовлечения людей в противоправную эксплуатацию стоит исключительно давно, и еще больше она усилилась в цифровую эпоху. Глобализация связи и технические возможности, открывшиеся благодаря цифровым технологиям, упростили не только поиск «работы и удачи», но и работу злоумышленников по завлечению будущих рабов. Как результат, слово «работорговля» вновь активно замелькало в криминальных сводках – обычно рядом со словом «Интернет».

На роль цифровых сервисов в развитии работорговли и эксплуатации обратили внимание не только отвлеченные исследователи, но и те, кто занимается практической помощью жертвам. В последние два года в России стало расти число сообщений об Интернет-сайтах с пометкой «работорговля». Тем не менее, результаты проверок, проводящихся общественными проектами, показывают, что в реальности часто имеет место нечто другое. Причина этому – слабое понимание у пользователей, что такое «работорговля» на самом деле, в силу сугубо ситуативного характера нынешних просветительских материалов. Кстати, нечто подобное было и в начале борьбы с классическими Интернет-угрозами – детской порнографией и киберунижением, когда начальный вал ложных срабатываний «сводился на нет» качественной просветительской работой.

Характерные признаки классической «работорговли» и трудовой эксплуатации в мировой практике уже устоялись. Главный из них – реальное отсутствие личной свободы у эксплуатируемого. Проще говоря, он не может уйти с работы. Причем подчас он не только не может уволиться, но и свободно погулять по улицам – его держат в некоем помещении и в лучшем случае транспортируют «под конвоем» от места проживания до места работы, а во многих случаях современный раб живет там же, где работает. Способы для этого выбираются совершенно разные – наиболее типичным является «необходимость отработки» мифического долга, затрат по «трудоустройству», проживанию и якобы «легализации».  Если раб пытается бежать из места своего заключения, то его в средневековом стиле ловят и отправляют назад – иногда с помощью коррумпированных правоохранителей. В частности, это было характерно для российского Северного Кавказа, особенно в недавний период полной нестабильности в этом регионе.

Второй важный признак – возможность в буквальном смысле купить или продать работника, при этом его, разумеется, никто и спрашивать не думает. Работников (или, точнее, рабов) спокойно передают другому «хозяину», род работы при этом может оставаться тем же, а может и меняться. При этом возможна перевозка работника в другой регион. При этом, опять же, он может до самого конца не знать, что он «сменил собственника» - а если и узнал, то повлиять на это он не может, как и уйти.

Получает ли современный раб деньги? На самом деле это зависит от конкретной ситуации. В некоторых случаях, когда работа или услуги относительно «публичны» (чаще всего это бывает при сексуальной эксплуатации), некоторые небольшие деньги могут выплачиваться. Эти деньги могут отправляться родственникам – как дополнительное доказательство того, что человек не пропал и якобы реально «свободно трудится». Однако очень часто жадность «рабовладельцев» не имеет предела, и работники трудятся фактически за еду и крышу над головой. Для случаев сексуальной эксплуатации это тоже характерно – при этом, как правило, жертвы находятся на территории страны нелегально и запуганы тем, что в случае обращения к правоохранителям им будет еще хуже, чем сейчас.

Анализ обращений пользователей касательно Интернет-сайтов, при помощи которых якобы практикуется работорговля, свидетельствует о том, что в большинстве случаев под «работорговлей» люди понимают нечто иное. А именно – неудовлетворительные условия труда и проживания. Типичная картина по результатам проверки типичной жалобы обычно такова: пользователь завербовался через некий сайт на работу, однако зарплата ниже обещанной\условия труда или проживания ни в какие ворота не лезут\ постоянно идут вычеты из зарплаты\обманывают при увольнении\не оформляют согласно Трудовому кодексу. На проверяемых сайтах присутствует некорректная самореклама, которую можно было бы назвать даже легким обманом – например, сайт по подборке персонала именует себя «прямым работодателем». Контакты, указанные в объявлении или на сайте, действуют не всегда, а если они состоялись – может иметь место взимание платы за трудоустройство.

Без сомнения, речь во всех этих случаях идет о серьезнейших нарушениях трудового законодательства, требующих пристального внимания трудинспекции, прокуратуры, а то и следователя. Однако, в отличие от работорговли, работник остается лично свободным и в любой момент может из такой «конторы» уволиться. Или просто уйти, не выйдя в один прекрасный день на работу – в подобных фирмах, допускающих столь серьезные нарушения закона, процент таких «невышедших» уже заложен в «бизнес-планы». Поэтому строго юридически говорить о рабстве в таких случаях сложно или нельзя. Соответственно, не задействуются и стандартные механизмы борьбы с работорговлей в Интернете.

Причина тут в том, что закон оперирует понятием рабства в прямом смысле, а общественность – в смысле несколько расширенном или даже переносном. Дескать, в таких условиях жили только рабы Древнего Рима или негры на плантациях. И за копейки трудятся только рабы. Применительно к постсоветскому пространству сравнение эксплуатируемых рабочих с рабами к тому же более века активно обыгрывалось в политике – левой оппозицией, которая затем стала правящей силой. Даже в букваре обучение чтению когда-то начиналось с фразы «Мы не рабы, рабы не мы». Поэтому сравнение столь вопиющих нарушений условий труда и проживания с рабским для человека вполне естественно – но, к сожалению, не с точки зрения закона.

Другое дело, что, к сожалению, с этой формой «рабства» эффективной борьбы тоже пока не налажено. Да, периодически проводятся проверки, кого-то штрафуют. Но собрать доказательства нарушений довольно сложно, да и работодатели ушлые – фальсифицируют данные или пытаются дискредитировать заявителей. Хуже того, начинается распространение негативной информации о заявителях в Интернете как о «скандалистах», что, естественно, сильно затрудняет их будущее трудоустройство. Поэтому люди предпочитают просто уходить – что в принципе совершенно устраивает «эксплуататоров».

Итак, как достичь максимальной эффективности обращения? Для начала, избавиться от эмоций и реально проанализировать, о чем все-таки идет речь. Если жертву никуда не выпускают, отобрали документы и деньги, а тем более бьют – речь идет стопроцентно о рабстве. В таком случае следует идти прямо в правоохранительные органы и требовать возбуждения уголовного дела по факту незаконного лишения свободы или использования рабского труда. О сайте, при помощи которого идет вовлечение в эксплуатацию, можно сообщить на «Горячую линию» в Интернете  - после проверки такой сайт будет закрыть. Это касается не только трудовой эксплуатации, но и сексуальной – тем более что, в отличие от рынка труда, легальной сферы оказания сексуальных услуг в России нет и не предвидится. А вот если работодатель недоплачивает деньги, не оформляет работника надлежащим образом или условия проживания не соответствуют санитарным стандартам – то здесь надо обращаться в другие ведомства: по санитарному надзору, трудовую инспекцию, а также в прокуратуру. И добиваться наведения порядка.

Оставить комментарий

Пока никто не оставил комментариев.

Пропал ребенок!

сообщить

Жестокое обращение!

сообщить

Противоправный контент!

сообщить

Линия помощи!

сообщить

Организаторы

  • Региональный общественный центр Интернет технологий
  • Общественная Палата
  • Сопротивление
  • Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

При поддержке

To Top