Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Противодействие цифровым угрозам, современному рабству и опасностям для детей

Проект "НеДопусти" провел Круглый стол "Пропавшие дети и информационное общество: новые возможности для профилактики, поиска и реабилитации" в Общественной Палате РФ

Круглый стол собрал практически все значимые стороны процесса детской безопасности в современном обществе, насыщенном информационно-коммуникационными технологиями. В мероприятии приняли участие представители Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, целого ряда профильных отделов российской полиции, Интернет- и мобильной индустрии (включая профильное госведомство по коммуникационной теме – российское Минкомсвязи), гуманитарных проектов гражданского общества и тех, кто занимается консультированием и реабилитацией пострадавших детей. «Дистанционно» - посредством тех самых технологий, роль которых в защите детей предстояло обсуждать – в Круглом столе участвовали представители Международного центра помощи пропавшим детям из США и Центра содействия розыску пропавших детей в Белоруссии.

Отправной точкой в экспертном обсуждении стал главный документ, предписывающий серьезное развитие детской защиты – Национальная стратегия действий в интересах детей, подписанная президентом практически год назад. Стратегия и План первоочередных действий по ее реализации предусматривают целый ряд практических мер в области защищенности детей от похищений и противоправной эксплуатации, в том числе создание Центра помощи пропавшим и пострадавшим детям – организации, хоть и некоммерческой, но тем не менее координирующей всю работу по поиску и реабилитации пропавших детей. Прототип такого центра уже есть (был создан на базе проекта «НеДопусти!»). Как отметил руководитель аппарата Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Владимир Чернега, сейчас необходимо, чтобы центр получил официальное «оформление» - то есть был официально учрежден. В пример он привел французский опыт, где аналогичный институт давно существует – и способен за 45 минут поставить «на уши» все соответствующие учреждения по всей стране в случае похищения ребенка. Даже тот факт, что примерно 90% детей довольно быстро находится, по его словам, не отменяет необходимости учреждения центра – тем более что быстрое нахождение детей во многом является заслугой именно таких координирующих институтов.

Первый российский Уполномоченный по правам ребенка, а ныне глава Центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань, подчеркивая необходимость скорейшего официального учреждения Центра помощи пропавшим детям, отметил, что эта необходимость уже давно обусловлена ситуацией – которая требует делаемое по отдельности профессионально свести вместе. Экс-омбудсмен напомнил, что в настоящее время правительством были определены госведомства, от которых ждут предложений по организации Центра – в первую очередь от МВД. С учетом того, что на Круглом столе собрались представители всех сфер защиты детей, он предложил выступить с обращением к уполномоченным госведомствам с просьбой ускорить «ведомственную» часть процесса, опираясь на наработки и предложения профильных НКО и социально-ответственного бизнеса. 

Дальше эксперты перешли к разбору конкретики – в каком состоянии в России сейчас находится просвещение детей и родителей в области безопасности, позволяют ли Интернет- и мобильные технологии реально помогать детям и сколько детей об этом знает, нужно ли забывать про онлайн-безопасность детей и какова ситуация с реабилитацией детей-жертв похищений и эксплуатации. На современной стадии развития, отметил координатор центра «НеДопусти!» Урван Парфентьев, онлайн-технологии позволяют решить весьма много проблем в поиске пропавшего ребенка, а то и помочь ребенку найти дорогу домой самому. К примеру, ребенок – при наличии у него смартфона или планшета – вполне может зайти на онлайн-карту с геолокацией и не только определить свое место, но и проложить по карте путь к дому. Некоторые карты, особенно построенные по вики-принципу, имеют еще и фотографии домов, которые могут помочь ребенку определиться на местности. И это не говоря о таких возможностях, как отправить родителям MMS с фотографией места, где находится «потеряшка». Геолокация, к слову, очень полезна и волонтерам – которые ставят метки на картах о своем продвижении и экономят свои усилия при прочесывании района пропажи ребенка. Смартфон с соответствующей программой может помочь волонтеру и вне мероприятий по организованному поиску – например, увидев ребенка и вспомнив, что кто-то похожий числится в розыске, волонтер сможет сфотографировать его на смартфон и специальным приложением свериться с базой данных пропавших детей – есть ли сфотографированный ребенок там или это совсем другое дитя. Что же до возможностей ИКТ в деле выявления противоправного контента, заметил Парфентьев, то эти технологии давно известны и продолжают развиваться – в дополнение к традиционным онлайн-средствам сообщения о противоправном контенте приходят мобильные, специальные программы позволяют искать копии сцен насилия над детьми во всем Интернете и даже сверять лица детей со сцен насилия (или детской порнографии) с базой данных пропавших детей. На данной стадии, отметил он, основной проблемой является не только адаптация сетевых возможностей под дело содействия детям, но и рассказ о том, какие онлайн-сервисы могут помочь детям не потеряться или найтись. Вкладом «НеДопусти!» в просветительский процесс стала новая брошюра, которую начнут распространять в Международный день пропавших детей 25 мая в Москве и регионах.

Тему просветительской работы продолжил ведущий доменный регистратор RU-CENTER, который пятый год проводит конкурс «Позитивный контент». Представитель RU-CENTER Татьяна Новикова, пройдя по истории конкурса, подчеркнула не только его стимулирующую роль в создании позитивного и просвещающего контента для детей, но и ценность конкурса при отборе сайтов для «белых списков». В результате процесса мониторинга, осуществляемого RU-CENTER, в его «белый список» вошло 430 онлайн-порталов. Немного, но это те, в которых можно быть уверенными. В этом году конкурс «Позитивный контент» стал частью общеевропейского конкурса позитивного контента – что позволит ближе познакомиться с аналогичными зарубежными наработками и продолжить интеграцию российских усилий в области детской безопасности в общеевропейский и общемировой контекст. Конкурс проводится для позитивного контента, создаваемого как взрослыми, так и детьми, и стартует 1 июня – в честь чего в Санкт-Петербурге состоятся соответствующие мероприятия. 

Что же до мобильной безопасности, то о дополнительных возможностях в этом плане рассказала представитель МТС Екатерина Старостина. Во-первых, немалую пользу может принести мобильная геолокация – а именно подключенный для родителей сервис, позволяющий отслеживать перемещения ребенка по сигналу мобильного. Конечно, если у ребенка телефон отберут, это поможет лишь определить примерный район поиска, но обычного «потеряшку» так найти будет можно – если он телефон не выключит. А вот на случай, если на ребенка напали, предусмотрен еще вариант – распространить услугу вызова «соответствующих дядей» одной кнопкой (в МТС она называется «Телохранитель») на детских абонентов. И это не говоря об информационно-просветительской работе (на сайте МТС есть соответствующий раздел, Билайн же совместно с главной детской библиотекой страны сделал «экспертный белый список» под названием Веб-Ландия – отличительной чертой которого является то, что экспертами по детскому контенту там выступают детские библиотекари). Эксперты же обсудили еще одну «мобильную альтернативу» - заимствование европейского опыта, где каждый абонент «по умолчанию» считается ребенком, пока не удостоверит свою личность и не докажет права доступа к взрослым сервисам. В России пока наоборот – каждый абонент «по умолчанию» считается взрослым, из-за чего дети по умолчанию получают доступ к тому, к чему не надо (а детская аудитория мобильного Интернета сейчас составляет 38%).

Об еще одной доменной инициативе – создания специальной «детской» доменной зоны – говорил исполнительный директор фонда «Разумный Интернет» Илья Переседов. На определенном этапе зона .дети рассматривалась как общее хранилище детского контента, по аналогии с зоной .ххх для порнофильмов. Как отметил Переседов, в настоящее время идет согласовательный процесс с ICANN по открытию как этой доменной зоны, так и ее англоязычного аналога - .kids. Затронул он и оффлайновые вещи. Пока, привел он пример из своего поыта, зачастую в полиции сохраняется «правило 72-х часов» для реагирования на пропавшего человека, а также существует разнобой в хранении записей с камер видеонаблюдения – к примеру, данные камер в метро хранятся те же самые 72 часа. Поэтому весьма ценным стала бы «синхронизация» сроков хранения таких видеозаписей со временем реагирования правоохранителей. Как дополнила глава фонда «Защита детей от насилия» Анна Соловьева, есть еще и проблема с оперативно-розыскной деятельностью в отношении любителей фотографировать детей в непристойном виде. Правда, как пояснили профильные коллеги, время реагирования правоохранителей на опасность для ребенка давным-давно не занимает трое суток, а в отношении потенциального извращенца закон об оперативно-розыскной деятельности вполне себе позволяет принимать все необходимые меры.

От актуальной проблемы «онлайн для оффлайна» эксперты временно вернулись к более старой проблеме классической онлайн-безопасности детей – о ней заговорил Владимир Lудченко, директор фирмы SoftBiCom (разработчика контентного фильтра ContentKeeper). Вполне естественно, что при росте Интернет-аудитории проблема обеспечения детской онлайн-безопасности будет только актуализироваться. Современные средства защиты детей в Интернете – это не просто классические фильтры, это полноценные средства родительского контроля, позволяющие полностью настраивать доступ ребенка в Интернет. Эти средства неплохо работают и в условиях, когда ребенок приносит свой гаджет в школу – фильтр препятствует его выходу на опасные сайты, к примеру, через школьный Wi-Fi. Полноценная же безопасность, по мнению эксперта, строится не только на фильтрации, но и на проактивном мониторинге контента с целью отсечения его противоправной части. И такие программы есть – к примеру, полученная российской «Горячей линией» PhotoDNA.

Все выступления подведомственной отрасли внимательно слушал представитель Минкомсвязи Олег Кузнецов. В своем выступлении он отметил внимание своего ведомства к проблемам использования Интернет- и мобильных технологий и готовность поддерживать подобные инициативы, а также роль ведомства в качественной гармонизации правового поля. Помимо ожидаемого примера с «черными списками», он напомнил про историю с законопроектом о запрете на упоминание персональных данных детей-жертв преступлений – в которой, по словам Кузнецова, именно Минкомсвязи обратило внимание на проблемные формулировки и содействовало приведению закона в такой вид, чтобы он не мешал процессам поиска пропавших детей.

Что же касается консультационно-реабилитационной части, то – в отличие от технической и просветительской – здесь проблем оказалось побольше. Все выступающие отметили перспективность онлайн-каналов средств реабилитации – не в последнюю очередь из-за того, что дети круглые сутки сидят в Интернете и к тому же считают его «средой анонимности». Однако, например, говорить о скором пришествии эры «онлайн-допросов» детей жертв, по мнению Анны Соловьевой из Фонда «Защита детей от насилия», пока рановато – хотя технологии позволяют. Самой главной ахиллесовой пятой являются специалисты, которые «выгорают» быстрее, чем успевают готовить новых. Как отметила Людмила Ямковая из психологического центра «Доверие», речь идет фактически о посттравматическом синдроме – только уже у специалистов. Полностью согласившаяся с ней Анна Соловьева добавила сюда разрозненность реабилитационных усилий (которую, как полгода назад указывала еще глава Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Егорова, надо «лечить» созданием сети доверяемых специалистов), необходимость поиска тех самых «доверяемых спецов», и недостаточность финансирования для того, чтобы всегда и везде поддерживать бесплатный реабилитационный сервис. 

Фактическим итогом мероприятия стало «резюме» от главы Центра «Доверие» Александра Свердлова, который практически повторил фразу Наполеона про «три вещи, необходимые для войны». Он полностью поддержал высказанные ранее Владимиром Чернегой и Алексеем Голованем предложения в плане обращения к профильным органам по формальному учреждению Центра помощи пропавшим детям с профильным оснащением, кадрами и финансированием. Ибо только в такой структуре удастся качественно реализовать все наработки в области защиты детей в современном динамичном и к тому же информационном обществе, и к тому же свести различные элементы процесса защиты детей воедино. Данное предложение было принято и другими участниками круглого стола, так что после сбора мнений совместный результат экспертных усилий отправится в «центры принятия решений» в качестве экспертной подпитки процесса консолидации действий по защите детей.

Круглый стол в Общественной палате дал старт мероприятиям Международного Дня пропавших детей в этом году. 25 мая волонтеры-активисты раздадут информационно-просветительские материалы в парках Москвы, а затем в течение лета пройдет региональная кампания по повышению осведомленности – для всех, кого интересует быстрая, легкая и эффективная защита детей от похищений и насилия.

| События |

Оставить комментарий

Пока никто не оставил комментариев.

Пропал ребенок!

сообщить

Жестокое обращение!

сообщить

Противоправный контент!

сообщить

Линия помощи!

сообщить

Организаторы

  • Региональный общественный центр Интернет технологий
  • Общественная Палата
  • Сопротивление
  • Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

При поддержке

To Top